info
Новокузнецк, тел. (3843) 70-52-52, 8-905-917-2332, 8-903-945-8107

компания мастеров Новокузнецк

Строительство и ремонт под ключ


Главная » Статьи » Интерьер

Новый интерьер в сталинском доме

Эта квартира необычна во всех отношениях. Взять хотя бы ее местоположе­ние. Вокруг — автомагист­рали, то мерно ревущие, то едва текущие красными реками стоп-сигналов, толпы спешащих лю­дей, поглощаемых или выплевывае­мых метро, магазины, рестораны, клу­бы, театры. День и ночь жизнь не сти­хает ни на минуту. А старый дом до­военной постройки словно защищен от этой суеты невидимым щитом. Доб­рую его половину надежно укутывают кроны мощных полувековых тополей, и тишину лабиринта соседних камен­ных улочек, по счастливому стечению обстоятельств не тронутых вездесу­щими девелоперами, лишь изредка нарушает детский смех, доносящийся со старого школьного двора.





Дом очаровывает с первых же ми­нут пребывания в нем своим значи­тельным возрастом, гармоничной и степенной архитектурой, выпол­ненной в сдержанных классических традициях, широкими парадными подъездами с красивыми лестницами и ощущением причастности к великой истории. И тот, кто способен понять его очевидную неподвластность вре­мени, вряд ли станет навязывать дому собственные правила, создавая аван­гардный интерьер из стекла и метал­ла или используя идеи постмодерниз­ма. Поэтому и хозяин этой квартиры, и автор проекта архитектор Вячеслав Кулешов были единодушны в жела­нии использовать классический анту­раж, пусть и с элементами современ­ного дизайна, но гармонично, а порой и абсолютно незаметно включенными в историческую канву. 



План квартиры до перепланировкиПлан квартиры с расстановкой мебели

1. Тамбур 2.  Прихожая 3.  Гостиная 4.  Кухня-столовая 5.  Коридор 6.  Кабинет 7.  Спальня 8.  Ванная комната 9.   Гостевой санузе. 10. Прачечная-кладовая


Несмотря на то, что в сталинском доме практически невозможно изме­нить планировку квартиры, в нашем случае к этому никто и не стремился. Все три жилые комнаты были изоли­рованы, и хозяин предполагал устро­ить в них гостиную, спальню и каби­нет. В итоге при полном сохранении жилой площади архитектор предло­жил несложную, но весьма рацио­нальную реорганизацию нежилого пространства, при которой планиров­ка квартиры приобрела все черты сов­ременного комфортабельного жилья.



Для начала изменили вход на кухню, теперь он устроен со стороны гости­ной, в результате чего оба помещения оказались совмещенными. Прежний проём заложили, и на месте бывшего коридора, ведущего в кухню, размес­тили небольшой гостевой санузел.

Аналогичные изменения произошли и с организацией прохода в спальню. Это позволило в прихожей вдоль всей стены, где ранее был расположен вход в комнату, спланировать нишу, в кото­рую встроили большой и удобный платяной шкаф. При этом простран­ство помещения осталось довольно сво­бодным, во многом еще благодаря то­му, что оно объединено с холлом при­ватной части. Последний фактически остался в своих прежних границах, изменилось лишь его функциональное значение. Теперь он объединяет в себе всю приватную часть, в которую вхо­дят как жилые помещения (кабинет и спальня), так и хозяйственные — гостевой санузел, ванная комната и прачечная-кладовая.

Старые перегородки демонтирова­ли, на их месте возвели новые. Одна из них между спальней и кабинетом имеет ступенчатую форму, что позво­лило с обеих сторон установить вмес­тительные встроенные шкафы. Надо заметить, что такой приём, когда вся корпусная мебель оказывается встро­енной в образуемые перегородками ниши, визуально делает пространство комнат более свободным, что особенно важно при сравнительно небольшой площади квартиры.

В нашем случае она составляла вместе с балконом все­го лишь семьдесят восемь квадратных метров. Но благодаря рациональной планировке и продуманному располо­жению мебели реальные размеры стандартной «трешки» кажутся уве­личенными чуть ли не в два раза. Например, парадная зона. Гости­ная и кухня остались в своих преж­них границах, но коррекция направ­ления движения позволила объеди­нить оба помещения. По сути, к ним добавилось еще и пространство при­хожей, поскольку изменились пропор­ции входа в гостиную. Теперь бывший дверной проем более всего похож на портал: центральный его объем от­крыт для прохода, а вот два боковых, образованных изящными квадратны­ми колоннами и перегородками, пере­крыты стеклянными полками и пре­вращены в оригинальные стеллажи.


В целом ограждающая конструкция является таковой весьма условно и более всего походит на декоратив­ный элемент, включенный в часть об­становки. Такое впечатление усилива­ется благодаря предложенному архи­тектором единому цветовому решению всех авторских элементов. Портал, по­толочные карнизы и встроенный шкаф имеют белый цвет с едва уловимым добавлением сливочного тона.

Стоит обратить внимание и на весьма продуманную конструкцию шкафа, выполненного по эскизам ав­тора проекта. Чтобы одновременно выполнить разные задачи — визуаль­но увеличить пространство прихожей и следующей за ним гостиной, а так­же нивелировать достаточно большие размеры самого шкафа, — двери сде­лали зеркальными. Причем компози­ционно архитектор их разбил на две части, добившись с помощью декора­тивных прямоугольных вставок в верх­ней зоне эффекта антресолей.

Ещё од­на, казалось бы, незначительная де­таль: двери имеют раздвижную конс­трукцию, но при этом выполнены не внахлест, а заподлицо друг с другом. Открываются они с помощью электро­привода, для чего достаточно слегка нажать на одну из створок. Отсут­ствие пусть и незначительного перепа­да между большими симметричными поверхностями придает ощущение цельности и легкости всему объему шкафа.

Сейчас, когда мы видим очевидные достоинства современной планировки квартиры с объединенными в единое пространство кухней и гостиной, с изолированной приватной частью, с двумя санузлами и отдельной пра­чечной, с продуманной системой хра­нения, кажется, что добиться этого было несложно. В действительности сталинский дом отличался абсолютно устаревшим конструктивным решени­ем, которое было не так просто модер­низировать.

Например, для прокладки коммуникаций в санузлах пришлось устроить фальшстены, с особым вни­манием подошли и к обычным черно­вым подготовительным работам. Что­бы не увеличивать нагрузку на пере­крытие нижнего этажа, напольную стяжку делали минимально возможную по высоте. А в потолочную конструк­цию перекрытий после определенных » исследований архитектор решил и во­все не вмешиваться. Для крепления подвесных и декоративных элементов по периметру потолка делались зондажи, при этом довоенная, но доста­точно крепкая начинка перекрытий сохранялась нетронутой.

Декоративное решение в класси­ческом ключе построено на сочетании светлой мебели с добавлением конт­растных деталей и более насыщенной по тону отделки. Особенно эффектно выглядит напольное покрытие жилых помещений из паркетной доски. Каж­дая плашка изготовлена из массива дуба и тонирована в естественный янтарно-коричневый оттенок. При этом дерево обработано таким образом, что его живописная текстура становится буквально рельефной. Благодаря это­му напольное покрытие не поражает ослепительным блеском новизны а отличается благородным оттенком старины, воспринимаясь таким, будто сохранилось в квартире еще со времён строительства дома.





Общее романтическое настроение интерьера удачно подчеркивает тексиль, подобранный декораторе Ириной Титаренко. В гостиной для драпировки окна, обращенного в сто­рону уютного тихого двора, она пред­ложила тонкую итальянскую ткань. Плотные шторы здесь были не нужны, по мнению декоратора, они перегрузи­ли бы интерьер и без того достаточно декоративный. Поэтому была выбрана однотонная ткань, более близкая по цвету к светильникам с золотисто-бежевыми тканевыми абажурами.

По внутреннему краю ее подбили бах­ромой с кисточками на металлических подвесках в виде изящных плетенок. В отличие от штор тюль имеет орна­мент, причем достаточно близкий по композиции с теми, что красуются на обоях и обивке дивана. Не ме­нее эффектен и карниз из темного металла с сереб­ряной патиной.



Поскольку пространства гостиной и кухни объединены, то и в драпиров­ке окон декоратор предложила одина­ковую ткань. Отличие состоит лишь в способе развески. Возле миниатюр­ного обеденного стола, образующего с подоконником общую столешницу, окно оформлено так называемой австрийской шторкой, состоящей из невысокого присборенного ламбрекена и тюля, подхваченного сверху шну­ром. Он позволяет ткани не касаться поверхности стола и образовывает эф­фектные складки.

Ещё одна интерес­ная деталь интерьера — чехлы для стульев из гобелена с сюжетными сценками в стиле французского роко­ко. Их было решено сделать коротки­ми, а не длиной до пола, как обычно, чтобы оставить металлические ножки стульев открытыми.

В спальне шторы составлены из двух полотен английского шелка, по­добранных в тон обоям с орнаментом в охристо-серой гамме. Декоратор признается, что, не видя оригинала, поскольку помешала бы горшечным растениям и закрыла ве­ликолепный вид на городской пей­заж, открывающийся из окна.

Как видим, каждая деталь интерь­ера подобрана так, чтобы не нару­шать стройности общего декоративно­го решения, которое удачно вписано в историческую канву дома. Цвета, фактуры, драпировки — все нахо­дится в гармонии друг с другом и определенно создает романтичную атмосферу, не подвластную течению времени.


Елена ЖДАНОВА
Фото: Денис Россиков





Категория: Интерьер | Добавил: Редактор (23.02.2013)
Просмотров: 1314 | Теги: интерьер, строительство дома, планировка квартиры | Рейтинг: 0.0/0
RECENT COMMENTS

Many pieces were proposed, but none seemed suitable, because each one wished to play a good ...

Many pieces were proposed, but none seemed suitable, because each one wished to play a good ...

Many pieces were proposed, but none seemed suitable, because each one wished to play a good ...


Прайсы
Строительные работы Фанера PLYDEX Тёплые полы
Товары Отзывы Контакты Button

POPULAR POSTS

7 Oct 2013

Many pieces were proposed, but none seemed suitable, because each one wished to play a good and suitable part ...

6 Sept 2013

It was ready for production, when through accident we were disappointed about securing the private theatre on ...

4 Aug 2013

The over-kind praise which it won encouraged me to have the play printed. I decided, as I could see no other prospects...